Сайт адвоката, редакция на русском языке  attorney at law website in English  поиск по сайту

Круговорот коррупции

В стране началась очередная компания по борьбе с коррупцией. Каковы её перспективы?

Прежде всего, общество как целостный социальный организм, поражённый социальной болезнью, именуемой коррупция, может и должно бороться с этой болезнью. Эта болезнь лечится, как показывает опыт некоторых государств, при этом речь не идёт об искоренении коррупции, но для лечения необходимо наличие действенных методов и механизмов, политической воли власть придержащих. В нашем случае болезнь имеет хронический, устойчивый  характер. То есть, в России коррупция системная, клановая, пронизывающая все органы власти и управления, спаявшая в крупные социальные группы, обладающие мощными ресурсами, бизнесменов, политиков, чиновников, представителей организованной преступности. В этом одна из причин «непобедимости коррупции», как справедливо указывает Е.Г. Андрющенко (Элита: для кого? Русский дом, 2008, №№ 11, 12).

Правовая система состоит из объективного права (действующее законодательство), юридической практики и правовой идеологии. Принято именовать лиц пишущих и принимающих законы термином «законодатель»: законодатель установил, законодатель предусмотрел и т.д. Прежде всего, законодатель – это не безликий субъект, а конкретные депутаты, власть имущие чиновники, входящие в определённые социальные группы – кланы, имеющие конкретные клановые мотивы, определяющие содержание того или иного закона.  Они редактируют и принимают законодательные акты подготовленные юристами, нередко, исходя из интересов тех или иных социальных групп, в том числе и акты, направленные против коррупции, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство. Поэтому неслучайно законодательство в отношении противодействия коррупции не отличается жёсткостью.

Президент возглавил борьбу с коррупцией, академически расставил акценты в этой компании. Зазвучали подобострастные голоса, конечно, все депутаты и чиновники против коррупции. Наконец, многострадальный Закон «О противодействии коррупции» так долго лежавший под сукном, принят. Однако на всякий случай депутаты приняли его в обтекаемом виде, который надо понимать устроил и Президента и исполнительную власть. Из преамбулы Закона следует, что он устанавливает основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения коррупции и борьбы с ней, минимизации и ликвидации последствий коррупционных правонарушений. Таким образом, Закон имеет общую, главным образом профилактическую направленность правового регулирования противодействия коррупции. Он не устанавливает жёсткие правовые средства, не обеспечивает жесткий правовой режим по противодействию коррупции.

Первые лица государства опубликовали сведения о своих доходах, Президент обязал это делать других высокопоставленных чиновников. Прекрасно,  а как в отношении остального чиновничества, а также источников их богатства несовместимого с официальными доходами, неимоверно дорогих особняков, яхт и т.д.? Да, В.В. Путин, будучи Президентом, объявил, что итоги приватизации национального достояния, которая имело место в 90-х, пересматриваться не будут. Но в России ещё достаточно общенародного достояния, которым можно поживиться, кто у власти, тот у сласти, поэтому за власть, в том числе муниципальную страждущие этой власти бьются буквально насмерть. Следует ли понимать из антикоррупционной программы, что хотя нормы о конфискации преступно нажитого исключены из уголовного закона (как водится, заранее подсуетились), источники богатства чиновников, находящихся на государственной и муниципальной службе трогать не моги?

Президент Д.А. Медведев говорит  о необходимости антикоррупционной экспертизы законопроектов. Однако законы, которые могли создать основу жесткого правового режима противодействия коррупции, уже приняты. Вообще интересно с технико-юридической стороны, что это такое антикоррупционная экспертиза и кто эти эксперты, которые будут её проводить? 

В общем, вопросов много, поскольку действующее законодательство и программа противодействия коррупции как показывает российское бытие, не особо страшит чиновников-коррупционеров.

А, что юридическая практика? В СМИ мелькают сообщения и сюжеты о привлечении к уголовной ответственности чиновников за взятки, превышение должностных полномочий, отчёты руководителей Следственных комитетов при прокуратуре и МВД об уголовных делах по взяткам и хищениям государственной собственности. Во-первых, применительно к масштабам страны, помноженным на масштабы казнокрадства, все эти сообщения носят эпизодический характер, о чём свидетельствует неизменность коррупционного состояния страны. Во-вторых, реальность такова, что привлечь к уголовной ответственности нечистого на руку чиновника, даже при наличии объективных оснований, по-прежнему не просто. Даже если уголовное дело возбуждено, это не значит, что коррупционер будет осужден и отправлен в места не столь отдалённые, а тем более за превышение или злоупотребление должностными полномочиями, если только – уголовное дело не есть результат клановых разборок, где дела «шьются» под заказ сильнейшего. А если коррупционер ещё и член «Единой России», то у него вообще почти законный иммунитет. Поэтому, в итоге: условный срок, другая чиновная должность, и, самое главное, неприкосновенность нажитого «непосильным трудом» за минусом расходов на обеспечение условного срока.

В органах прокуратуры и МВД находится масса материалов по заявлениям и жалобам граждан на незаконные действия чиновников разного ранга, по которым вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (так называемые отказные материалы). Большинство постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении чиновников выносятся без достаточных на то оснований, то есть, незаконно. Но поскольку теневые нормы коррупционного поведения накрепко повязали чиновников исполнительной власти с чиновниками от правоохранительных органов, особенно крепка эта связка в муниципальных образованиях регионов, объективное разбирательство по жалобам и заявлениям граждан на коррупционные правонарушения чиновников (термин Федерального закона «О противодействии коррупции) по определению невозможно. Наиболее настойчивые граждане (их адвокаты) обжалуют решения местных прокуроров в Генеральную Прокуратуру, Следственный комитет. Оттуда жалобы с резолюциями спускаются в региональные прокурорские органы, а затем опять местным прокурорам. И этот круговорот повторяется неоднократно. В большинстве случаев материалы проверок, в конце концов, оседают в архивах прокуратуры и МВД, вороватые чиновники продолжают сидеть в должностных креслах, укрепившись в своей безнаказанности, планка правового нигилизма граждан поднимается вверх, правовые ценности, закон и справедливость теряют смысл и значение.  

Да и среди служителей Фемиды далеко не всё, слава Богу. Теневые нормы, неформальные отношения и здесь укоренились глубоко. В судах появились «свои» адвокаты, стало нормой, чтобы «свои» адвокаты предварительно договаривались с судьями о решении (приговоре) по тому или иному делу. Практика обсуждения судьёй и прокурором (помощником прокурора – государственным обвинителем) подлежащего вынесению приговора до удаления судьи в совещательную комнату, тоже в порядке вещей. В суде можно услышать возмущённые голоса граждан:
- Да тут всё за деньги делается!
Случается и сами судьи нелестно отзываются о нравах, царящих в том или ином судейском сообществе.

Как известно, эффективность законодательных норм можно определить как соотношение между фактическим результатом их действия и теми социальными целями, для достижения которых эти нормы были приняты. Масштабы коррупции в России, с точки зрения эффективности применения права в противодействии коррупции, говорят о слабой конфликторазрешительной способности судебной системы и деформации юридической практики, что непосредственно влияет на субъективную сторону правовой действительности – правосознание, состояние правовой культуры. Эти понятия наравне с позитивным правом (законами, правовыми актами, судебными актами), составляют важнейшие действенные составные части правовой системы, и, соответственно, отражают состояние правовой действительности.

Что требуется от тех, кто понимает, что такое сегодня масштабная системная коррупция для России и противостоит ей в силу профессионального долга? Думается, что, прежде всего, они должны обладать не только соответствующим профессионализмом, но и высоким уровнем профессионального правосознания.                      

В условиях кризиса ценностных ориентиров и утверждения стереотипов неправомерного поведения, неправомерное поведение чиновников носит массовый, устойчивый характер и становится коррупционным поведением, которое вовлекает в свою орбиту, и рядовых граждан и должностных лиц органов правопорядка.  Коррупционное поведение чиновников, в свою очередь, становится источником конфликтных ситуаций, которые развиваются в острые деструктивные социальные конфликты. Коррупция является как причиной, так и следствием не разрешённых (неурегулированных) конфликтов, которые возникают и развиваются на разных уровнях  общественного бытия, и продолжают существовать в общественном сознании в виде негативных стереотипов поведения, привычек, формируя и нагнетая конфликтопотенциал в российском обществе. В правосознании людей столкнувшихся с коррупцией при отстаивании своих прав или выполнении служебного долга происходит конфликт в связи с оценкой неправомерных реалий, переосмыслением прошлого. Круговорот коррупции размывает не только правопорядок, ценность права, но и православные ценности. И бесполезно надеяться, что Президент создаст специальный орган, который, наконец, обуздает коррупцию или придёт новая власть, которая разрушит коррупционные кланы, пересажает коррупционеров. Этого не будет.

Встаёт вопрос, прозвучавший в статье Александра Исаевича Солженицына «Жить не по лжи» ещё в эпоху развитого социализма, опубликована в «Русском мире» (2008, № 12): А чем же мы помешаем? В данном случае - А чем же мы не работники органов правопорядка можем противостоять круговороту коррупции? И он дал ответ: личным не участием во лжи, а коррупция – это тоже ложь, поэтому личным неучастием в коррупционных деяниях ни под каким видом и ни в каких формах.

 

Адвокат Е.А. Нагорный
14.04.2009г.

В статье МК "Бесы Кимрского уезда", опубликованной 6.04.2011г, посвященной фактам коррупции в Тверской области, в рубрике "Есть ли предел беспределу?", упоминается дело, которое вел адвокат Е.А.Нагорный, о защите прав чернобыльского ликвидатора, чей земельный участок был незаконно продан на аукционе по поддельным документам.

По вопросам полной или частичной публикации материалов статьи обращайтесь к автору. В случае использования отдельных цитат или ссылок на информацию статьи, обязательным требованием является указание автора, названия статьи и ссылки на первоисточник в виде advokat-nagorny.ru

 

В начало статьи "Круговорот коррупции"

"Юридическая практика"

Список всех статей и публикаций адвоката Е.А.Нагорного


Сайт адвоката Нагорного Евгения Александровича. Телефон 8(903)973-8801
Об адвокате | Специализация и услуги | Судебная практика | Публикации | Задать вопрос адвокату | Контакты | Lawyering in Russia | Поиск
© ADVOKAT-NAGORNY.RU 2009-2018
Любое использование опубликованных материалов без разрешения правообладателя запрещено.
Публикации. Круговорот коррупции