Сайт адвоката, редакция на русском языке  attorney at law website in English  поиск по сайту
  экономические преступления


Задать вопрос адвокату по защите в уголовных делах по экономическим преступлениям
тел. 8(903)973-8801

Преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности – «палка о двух концах»

В преамбуле Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 года №48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» указаны цели и задачи государственной политики в отношении предпринимательского климата в Российской Федерации, которые неоднократно озвучивались Президентом РФ Путиным В.В. А именно:

«…Эффективное решение задач государственной экономической политики предполагает создание и поддержание в Российской Федерации благоприятного делового, предпринимательского и инвестиционного климата и условий для ведения бизнеса посредством стимулирования законной предпринимательской деятельности, осуществляемой её субъектами самостоятельно, на свой риск и основанной на принципах юридического равенства и добросовестности сторон, свободы договора и конкуренции.

Успешное достижение стоящих перед бизнес-сообществом целей во многом зависит от наличия действенных организационно-правовых механизмов, позволяющих исключить возможность использования уголовного преследования в качестве средства для давления на предпринимательские структуры и решения споров хозяйствующих субъектов, оградить от необоснованного привлечения к уголовной ответственности предпринимателей за неисполнение ими договорных обязательств в тех случаях, когда оно обусловлено обычными предпринимательскими рисками. К числу таких механизмов относятся, в частности, установленные законодателем дополнительные материально-правовые и процессуальные гарантии обеспечения прав и законных интересов предпринимателей, привлекаемых к  уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

Актуальность указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ для правоприменительной практики трудно переоценить, поскольку правовые позиции и разъяснения Пленума, которые в нём изложены, в практике уголовного судопроизводства по указанной категории дел назрели давно.

Итак, в соответствии со ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.

Как известно, уголовная ответственность всегда конкретна, то есть относится к определённому лицу, и устанавливает определённый вид преступления, и только установление в совершённом деянии совокупности признаков, указанных в законе и определяющих конкретный вид преступления, даёт основание для привлечения к уголовной ответственности. Только совокупность признаков, существенных для определения общественной опасности и характера определённого вида преступления и указанных в законе, образуют состав преступления. Отсутствие в деянии такой совокупности признаков, указанных в уголовном законе, означает отсутствие состава преступления, а значит и отсутствие оснований для уголовной ответственности.

Исходя из положений ст. 14 УК РФ, материально-формальное определение понятия преступления обуславливает необходимость установить, что деяние, формально подпадающее под признаки того или иного вида преступления, должно обладать достаточной степенью общественной опасности для решения вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности.

Соответственно, следственный орган обязан установить не только формальное сходство содеянного с признаками того или иного вида преступления, описанного, в частности, в Разделе VIII Особенной части УК РФ («Преступления в сфере экономики»), но и решить вопрос о социальной опасности содеянного.

Для рассматриваемой категории преступлений принципиально важным является критерий общественной опасности, с помощью которого законодатель, а следом и Верховный Суд РФ дифференцирует деликты в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности на преступления, административные и гражданско-правовые деликты, дисциплинарные проступки.

Так, Пленум Верховного Суда РФ в пункте 9 вышеуказанного Постановления разъясняет:

«По смыслу части 5 статьи 159 УК РФ, под преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности следует понимать умышленное полное или частичное неисполнение лицом, являющимся стороной договора, принятого на себя обязательства в целях хищения чужого имущества или приобретения права на такое имущество путём обмана или злоупотребления доверием, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. О наличии у лица прямого умысла на совершение мошенничества с очевидностью должны свидетельствовать имеющиеся по делу доказательства.

К обстоятельствам, подтверждающим умышленный характер деяния, могут относится, в частности, обстоятельства, указывающие на то, что у лица фактически не имелось и не могло быть реальной возможности исполнить обязательство; сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества; распоряжение денежными средствами, полученными от стороны договора, в личных целях; использование при заключении договора фиктивных уставных документов, поддельных гарантийных писем и другие. При этом каждое из указанных обстоятельств в отдельности само по себе не может свидетельствовать о наличии умысла на совершение преступления, а выводы суда о виновности лица должны быть основаны на оценке всей совокупности доказательств».

Таким образом, если вышеуказанные обстоятельства, подтверждающие умышленный характер деяния отсутствуют, то деяние не образует состав преступления, имеют место гражданско-правовые отношения и гражданско-правовой деликт. Соответственно конфликт, возникший в сфере предпринимательской деятельности, подлежит разрешению в порядке арбитражного или гражданского судопроизводства.

Необходимо понимать, что возбуждению уголовного дела в отношении акционеров и топ менеджеров крупных компаний, очень часто, предшествует конфликт по поводу  перераспределения определённых материальных ресурсов. Решающим фактором в захвате активов компании является сила административного ресурса, с помощью которой одна из противоборствующих сторон добивается уголовного преследования другой стороны конфликта. При наличии в стране обвинительно репрессивного уголовного судопроизводства, системной коррупции одна из противоборствующих сторон, используя определённый административный ресурс, добивается возбуждения уголовного дела, которое в силу указанной особенности национального уголовного судопроизводства прекратить достаточно сложно, не говоря уже о последующем получении утраченного лицами, незаконно привлечёнными к уголовной ответственности.

В сложившейся ситуации законодатель вынужден время от времени вносить соответствующие изменения в уголовный и уголовно-процессуальный законы, а Верховный Суд РФ корректирует судебную практику. Однако юридическая действительность в силу объективных причин не может сиюминутно и кардинально меняться в положительную сторону.

Из адвокатской практики

преступления +в экономической сфере

Один из основных и часто возникающих вопросов по рассматриваемой здесь категории дел: «А образует ли деяние состав преступления или это административный или гражданско-правовой деликт, а возможно и дисциплинарный проступок?». Поэтому имеющаяся патология досудебного и судебного производства по делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, где «на кону» большие деньги, даёт поразительные результаты.

Следователь следственного отдела МО МВД России «Кимрский» (Тверская область) по результатам проверки, проведённой по настоянию главы муниципалитета, возбудил в отношении директора одной из общеобразовательных школ - Б. уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ (Присвоение или растрата, совершённые лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере). Естественно, возбуждению уголовного дела предшествовал конфликт между директором школы Б. и  главой администрации муниципалитета.

Б. инкриминировалось, что она «… являясь директором муниципального общеобразовательного учреждения, председателем комиссии по распределению стимулирующего фонда, будучи материально ответственным лицом, находясь на своём рабочем месте в кабинете директора в здании муниципального общеобразовательного учреждения, не ставя в известность комиссию по распределению стимулирующей части фонда оплаты труда, с использованием своего служебного положения осуществила растрату вверенного ей имущества – стимулирующего фонда оплаты труда, тем самым, причинив ущерб областному бюджету в размере 618 982 рубля».

Обосновывая незаконность постановления о возбуждении уголовного дела, я указывал, что из постановления о возбуждении уголовного дела следует, что Б. по существу инкриминируется как растрата, допущенное ею нарушение процедуры (регламента) распределения стимулирующих выплат между педагогическим составом и административным, младшим обслуживающим персоналом муниципального общеобразовательного учреждения. Материалами проверки не установлено и из постановления о возбуждении уголовного дела не следует, что Б. присвоила себе какие-либо денежные средства из стимулирующего фонда оплаты труда, а затем растратила их, поскольку она объективно не похищала вверенные ей денежные средства и не растрачивала их. Кроме того, имелось решение суда по иску Б. к администрации муниципалитета о признании распоряжения о её увольнении незаконным. Решением суда, вступившим в законную силу, было установлено, что доказательств присвоения ею денежных средств и тем самым оснований для увольнения не имеется.

Таким образом, в действиях Б. отсутствовали достаточные данные, указанные в диспозиции ст. 160 УК РФ и, соответственно, постановление о возбуждении в отношении неё уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ являлось незаконным. По сути, в её действиях усматривался дисциплинарный проступок, но никак не состав преступления.

В конце концов, мне удалось изменить мнение руководителя следственного органа и прокурора по отношению к действиям Б., и постановление о возбуждении уголовного дела в отношении неё было отменено постановлением следователя с согласия прокурора.

 

Достаточно часто при проведении проверки по заявлению о преступлении в сфере предпринимательской деятельности многое зависит от того, кто задаёт тон при проведении этой проверки и/или расследовании уголовного дела, в случае если оно возбуждено, как было в вышеприведённом примере.

Нижеуказанное уголовное дело, в котором я участвовал на стороне защиты, было куда более сложным.

Как известно, в гражданско-правовом смысле слияние компаний – это определённый вид сделок, связанных с передачей корпоративного контроля. В российском гражданском праве слияние рассматривается в контексте реорганизации юридического лица. В экономическом смысле слияние компаний - это способ установления контроля над хозяйственным обществом и его активами, осуществляемого различными способами, предусмотренными нормами гражданского и корпоративного права и включающими в себя много этапов.

В 2008 году между владельцем контрольного пакетов акций ОАО «НЛМК» и единственным акционером-владельцем контрольного пакета акций ОАО «Макси-Групп» возник конфликт в отношении исполнения заключенного ими ранее соглашения о покупки ОАО «НЛМК» 50% акций + 1 акция ОАО «Макси-Групп». Несмотря на то, что конфликт по своей юридической природе являлся гражданско-правовым спором,  на основании заявления о совершении преступления, в отношении единственного акционера ОАО «Макси-Групп» и трёх топ менеджеров этого общества было возбуждено уголовное дело. Потерпевшим было признано ОАО «НЛМК».

В ходе проверки заявления о совершении преступления и многолетнего расследования уголовного дела органы предварительного следствия не исследовали имеющиеся в материалах уголовного дела хозяйственные и корпоративные документы. В частности, органы расследования не дали правовой оценки заключенным соглашениям между ОАО «НЛМК» и ОАО «Макси-Групп», а также между ОАО «НЛМК» и единственным акционером ОАО «Макси-Групп», экспертным заключениям по существу указанных сделок. Между тем, из вышеуказанных Соглашений следует, что между сторонами конфликта имели место правоотношения на предмет  слияния, установления контроля ОАО «НМЛК» над активами ОАО «Макси-Групп» путём приобретения контрольного пакета акций последнего.

Иными словами, отношения между ОАО «НМЛК» и ОАО «Макси-Групп» включали в себя корпоративные процедуры, которые были направлены на слияние указанных хозяйственных обществ для цели реструктуризации кредитного портфеля ОАО «Макси-Групп», рефинансирования задолженности ОАО «Макси-Групп», и обеспечения финансирования будущих инвестиционных проектов. В свою очередь единственный акционер этого общества действовал исключительно добросовестно, что нашло своё обоснование и подтверждение во вступившем в законную силу решении Арбитражного суда города Москвы от 06 июня 2011 года по Делу № А40-16973/11.

Из решения Арбитражного суда города Москвы от 06 июня 2011 года по Делу № А40-16973/11:

«…Одним из направлений реструктуризации кредитного портфеля Группы Макси и дальнейшего развития стороны Договора видели в привлечении стратегического партнёра через продажу контрольного пакета акций ОАО «Макси-Групп».  Целью продажи контрольного  пакета акций, принадлежащего Максимову Н.В. является привлечение через ОАО «Макси-Групп» в Группу Компаний заёмных денежных средств нового акционера для дальнейшего поступательного развития компаний группы. Максимов Н.В. принял решение реализовать большую часть принадлежащих ему акций, действуя исключительно в интересах созданного им общества и Компаний Группы».

Однако следственные органы не только не дали правовую оценку вышеуказанным Соглашениям, но даже не вникали в их содержание. В нарушение статьи 90 УПК РФ они оставили без внимания решение Арбитражного суда города Москвы от 06 июня 2011 года по Делу № А40-16973/11. И это не случайно и не следствие недостаточной компетенции.

Полное или частичное невыполнение ОАО «НМЛК» или ОАО «Макси-Групп» или единственным акционером этого общества заключённого между ними Соглашения априори не образовывало состав преступного деяния, а являлось корпоративным или гражданско-правовым спором (деликтом), которые подлежат рассмотрению в установленном законом порядке, соответственно.

Усмотрев в конфликте ОАО «НМЛК» и ОАО «Макси-Групп» по поводу заключённой ими сделки преступление, орган предварительного расследования возбудил уголовное дело. Вначале единственному акционеру и топ менеджерам ОАО «Макси-Групп» инкриминировали совершение преступлений, предусмотренных ст. 160 УК РФ, затем - ч. 2 ст. 201 УК РФ, в окончательной редакции обвинение было предъявлено по ч. 4 ст. 159  УК РФ (Мошенничество, совершённое организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение) и ч. 4 ст. 174.1 УК РФ (Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретённых лицом в результате совершения им преступления).

Предварительное расследование уголовного дела длилось более семи лет.

В апреле 2017 года уголовное дело поступило для рассмотрения по существу в Мещанский районный суд г. Москвы (Дело № 01-0429/2017, Федеральный судья Горюнова О.И.).

По ходатайству защиты постановлением Мещанского городского суда г. Москвы от 27 июня 2017 года уголовное дело объёмом более 300 томов со стадии предварительного слушания было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Московский городской суд апелляционным определением от 17.08.2017г. оставил постановление суда первой инстанции без изменения, а апелляционные жалобы потерпевшего и прокурора без удовлетворения (об основаниях возврата этого уголовного дела прокурору см. «Ограничение времени ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого и адвоката: закон и последствия»).

Как стороне обвинения так и стороне защиты было очевидно, что устранение препятствий рассмотрения судом данного уголовного дела если и возможно, то займёт столь продолжительное время, что, так или иначе приведёт к прекращению уголовного дела. И действительно, срок уголовной ответственности обвиняемых, по инкриминируемым преступлениям истёк ещё до начала нового судебного разбирательства.

Что касается реально потерпевших от преступлений в сфере предпринимательства и иной экономической деятельности, то необходимо отметить следующее. Практика вынесения органами дознания бесконечных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела при наличии обстоятельств, со всей очевидностью подтверждающих умышленный преступный характер деяния в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности и/или иных процессуальных решений, направленных на минимизацию уголовной ответственности обвиняемых, остаётся широко распространённой.

 

Нередко при поступлении заявления от потерпевшей стороны о совершении хищения денежных или материальных средств, проверка по такому заявлению может затянуться на годы, равно как и расследование возбужденного уголовного дела. (См. например, «Обжалование бездействия должностных лиц в судебном порядке» (Бездействие должностных лиц при исполнении обязанности по проверке сообщения о преступлении). И это не случайно, поскольку процесс до следственной проверки, а если он увенчался успехом, то и процесс расследования уголовного дела идёт по тому направлению, которое ему задано вне зависимости от твёрдокаменной объективности.

В связи с этим приведу ещё один пример из моей адвокатской практики.

ООО «Техинвест» в лице генерального директора М. с целью финансирования текущей деятельности при строительстве и вводе в эксплуатацию жилого дома и ПАО «Сбербанк России» заключили договор об открытии кредитной линии. В целях обеспечения своевременного и полного выполнения обязательств между ООО «Техинвест» и ПАО «Сбербанк России» был заключён договор залога имущественных прав, согласно которому ООО «Техинвест» передало в залог ПАО «Сбербанк России» 49 квартир дома, расположенного в г. Балашиха Московской области, принадлежащие ООО «Техинвест» на основании договора долевого участия, взяв на себя обязательства перед ПАО «Сбербанк России» не отчуждать указанные квартиры, находящиеся в залоге без письменного согласия ПАО «Сбербанк России».

Однако генеральный директор ООО «Техинвест» без оформления в установленном порядке процедуры вывода данных квартир из залога заключил с шестью покупателями - физическими лицами предварительные договора купли-продажи этих квартир с внесением в эти договора недостоверных сведений, согласно которым данные квартиры под запрещением и арестом не состояли, не обременены иными правами пользования и свободны от любых прав третьих лиц.

Исполняя договорные обязательства, за приобретение квартир каждый потерпевший внёс на расчётный счёт ООО «Техинвест» полную стоимость соответствующей приобретённой квартиры.

В результате преступных действий генерального директора ООО «Техинвест» был причинён существенный вред правам, законным интересам граждан, выразившийся в причинении имущественного ущерба, а также в лишении прав этих граждан на приобретённые квартиры.

Представляя интересы одного из потерпевших, я совместно с другими потерпевшими в течение восьми месяцев добивался возбуждения уголовного дела, обжалуя постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в Балашихинскую городскую прокуратуру, прокуратуру Московской области, Генеральную Прокуратуру РФ.

Наконец, мы добились от следственного управления МУ МВД России «Балашихинское» возбуждения уголовного дела в отношении М. по указанным обстоятельствам. Уголовное дело первоначально было возбуждено по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

После возбуждения уголовного мы дважды были на приёме у заместителя и первого заместителя руководителя Следственного Департамента МВД РФ по причине волокиты предварительного следствия. Расследование уголовного дела было поставлено на контроль руководством Следственного Департамента МВД РФ.

Однако, завершая предварительное расследование уголовного дела, следователь неожиданно прекратил уголовное преследование М в связи с отсутствием в его действиях признаков преступления, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, и возбудил в отношении М. другое уголовное дело, по тем же обстоятельствам, но по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ (Злоупотребление полномочиями). Соответственно, М. в окончательной форме было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 201 УК РФ и уголовное дело с обвинительным заключением было направлено в Балашихинскую городскую прокуратуру для решения вопроса об утверждении обвинительного заключения. Вот такой кульбит!

Не согласившись с принятым процессуальным решением, я, при ознакомлении с материалами уголовного дела в порядке ст. 216 УПК РФ, в интересах своего доверителя и других потерпевших, подал заявление о несогласии с предъявленным М. обвинением.

Из постановления первого заместителя Балашихинского городского прокурора Малова С.С. от 17.11.2016г. о частичном удовлетворении жалобы:

«…По результатам изучения 26.10.2016г. Балашихинской городской прокуратурой в порядке ч. 2 ст. 221 УПК РФ данное уголовное дело возвращено следователю СУ МУ МВД России «Балашихинское» Морозову Д.С. для производства дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков, а именно в связи с необходимостью надлежащей квалификации действий М., необходимостью рассмотрения доводов заявлений потерпевших П., Г., Ш. и его представителя адвоката Нагорного Е.А. о несогласии с выделением в отдельное производство материалов из уголовного дела, а также по другим вопросам в отношении генерального директора ООО «Техинвест-Недвижимость» И. и иных лиц, а также устранения иных нарушений УПК РФ.

При этом, 28.10.2016 городской прокуратурой в адрес и.о. начальника СУ МУ МВД России «Балашихинское» вынесено представление о принятии мер по устранению обстоятельств, повлекших нарушение требований УПК РФ при расследовании уголовного дела.

28.10.2016 по факту возвращения уголовного дела для производства дополнительного следствия руководством СУ МУ МВД России «Балашихинское» назначена служебная проверка.

… 29.10.2016 М. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ».

Таким образом, действия генерального директора ООО «Техинвест» в окончательной форме были квалифицированы по ч. 2 ст. 201 УК РФ (Злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия), наказание за которое предусмотрено в таком же размере, что и наказание по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

После завершения предварительного расследования уголовного дела и утверждения прокурором обвинительного заключения по ч. 2 ст. 201  УК РФ, М. провёл переговоры с потерпевшими и со мною в интересах моего доверителя. Ущерб, причинённый потерпевшим, включая моего доверителя, был возмещён в полном объёме, о чём они составили соответствующие заявления, которые были приобщены к материалам уголовного дела.

С учётом возмещения вреда потерпевшим генеральный директор ООО «Техинвест» был осужден приговором Балашихинского городского суда Московской области по ч. 2 ст. 201 УК РФ условно с применением ст. 64 и 73 УК РФ (Дело № 1-33/2017, Федеральный судья Фадеев И.А.). Приговор обжалован не был и вступил в законную силу.

 

И последнее, защищая интересы обвиняемых или потерпевших по рассматриваемой категории преступлений, далеко не всегда целесообразно опираться исключительно на материально-правовые факторы обстоятельств уголовного дела, доказывая отсутствие или наличие состава того или иного преступления. В сложившейся практике уголовного судопроизводства, нередко более эффективными опорными пунктами является заранее продуманное и подготовленное применение норм уголовно-процессуального закона на соответствующей стадии уголовного судопроизводства.

 

Адвокат Е.А. Нагорный, февраль 2018 года

По вопросам полной или частичной публикации материалов статьи обращайтесь к автору. В случае использования отдельных цитат или ссылок на информацию статьи, обязательным требованием является указание автора, названия статьи и ссылки на первоисточник в виде advokat-nagorny.ru

 

 

Задать вопрос адвокату по защите в уголовных делах по экономическим преступлениям

Ваш вопрос

Отправка сообщения.
Пожалуйста подождите...
Сайт адвоката Нагорного Евгения Александровича. Телефон 8(903)973-8801
Об адвокате | Специализация и услуги | Судебная практика | Публикации | Задать вопрос адвокату | Контакты | Lawyering in Russia | Поиск
© ADVOKAT-NAGORNY.RU 2009-2019
Любое использование опубликованных материалов без разрешения правообладателя запрещено.