Сайт адвоката Евгения Нагорного

Обстоятельства не случаются. Обстоятельства создаются чтобы случиться. Джон Ф. Кеннеди

advokat-nagorny.ru

Суд присяжных по обвинению в убийстве, статья 105 УК РФ. Обратная сторона луны.

Суд присяжных по обвинению в убийстве, статья 105 УК РФ

Тактика защиты в суде с участием присяжных заседателей достаточно детально и широко описана во множестве статей моих коллег, которые можно найти как в Интернете, так и в печатных изданиях.

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ (УПК РФ) производству по уголовным делам с участием присяжных заседателей посвящены нормы Главы 42. Кроме того, имеется постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2005 года № 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство с участием присяжных заседателей».

Возможности защиты и обвинения

Безусловно, в суде с участием присяжных заседателей сторона защиты имеет больше возможностей добиться правосудного судебного акта нежели, когда дело рассматривается судьёй единолично. Вместе с тем, не стоит идеализировать отечественное судопроизводство с участием присяжных заседателей хотя бы по той причине, что между строк статей Главы 42 УПК РФ и указаний Верховного Суда РФ маячит дискреционное право председательствующего судьи направлять уголовный процесс в нужное ему русло, по своему усмотрению истолковывая принципы состязательности и равноправия сторон перед судом, что на практике нередко и происходит.

Например, в дореволюционном российском уголовном процессе (имеется в виду до Революции 1917 года) защитник в производстве с участием присяжных заседателей имел больше возможностей в состязательности с государственным обвинителем, чем сегодня. В этом можно убедиться не только из специализированных юридических изданий того времени, но и из речей мэтров российской адвокатуры. 

Что мы имеем сегодня?

Являясь в судебное заседание, присяжные заседатели до приглашения в зал судебного заседания, находятся в помещении административного аппарата суда, где с ними общается сотрудник административного аппарата суда.

Согласно пункта 3 части 2 статьи 333 УПК РФ присяжные заседатели не вправе общаться с лицами, не входящими в состав суда, по поводу обстоятельств рассматриваемого уголовного дела. Также присяжные заседатели не вправе собирать сведения по уголовному делу вне судебного заседания (пункт 4 части 2 статьи 333 УПК РФ).

Во исполнение требований закона защитник объективно не имеет возможности общаться с присяжными заседателями вне судебного заседания. Более того, по некоторым уголовным делам стороной обвинения, и не без ведома суда, принимаются конкретные меры, чтобы не допустить такого общения.

А сторона обвинения имеет возможность что-то донести до присяжных, скажем через сотрудника административного аппарата суда, который общается с отобранными присяжными заседателями или представителей иных силовых органов? По некоторым наблюдениям, да.

Кроме того, государственные обвинители в судебном присутствии имеют очевидные преимущества и привилегии в отличии от защитников, которые должны, как посетители, ожидать приглашение секретаря в зал судебного заседания.

Среди уголовных дел, которые рассматриваются с участием присяжных заседателей, немалую, если не большую часть, занимают дела о преступлениях, предусмотренных статьёй 105 УК РФ (убийство). В настоящей статье проиллюстрирую на примере двух уголовных дел, где я участвовал в качестве защитника, действия председательствующего судьи, аргументацию стороны обвинения и защиты относительно влияния на формирование мнения присяжных заседателей.


Суд присяжных по обвинению в убийстве, статья 105 УК РФ

Среди уголовных дел, которые рассматриваются с участием присяжных заседателей, немалую часть занимают дела о преступлениях, предусмотренных статьёй 105 УК РФ (убийство).

Выбор обвиняемым суда с участием коллегии присяжных заседателей

Прежде всего надо отметить, что по делам этой категории не все судьи адекватно относятся к желанию обвиняемого (обвиняемых), чтобы дело рассматривалось судом с участием коллегии присяжных заседателей. Поэтому разъяснение обвиняемому председательствующим судьёй в предварительном слушании особенностей рассмотрения уголовного дела с участием коллегии присяжных заседателей нередко превращается в откровенное давление на обвиняемого, а заодно и защитника, с целью понудить их отказаться от принятого решения.

Так по уголовному делу Л. председательствующий судья перед началом предварительного заседания убеждал меня ещё раз подумать о необходимости выбора суда с участием присяжных заседателей, поскольку дело простое, ему (председательствующему) по делу всё ясно, и он не позволит затягивать судебный процесс.

Надо отметить, что и судьи, и прокуроры по уголовным делам с участием присяжных заседателей в отношении одного подсудимого болезненно воспринимают также и ситуацию, когда его защищают два и более адвокатов.

В предварительном слушании по делу в отношении С. государственный обвинитель заявил отвод моему партнёру - адвокату Анисимову А.К. При этом он сослался на норму УПК РФ не имеющую отношения к данному случаю. Председательствующий судья выручил государственного обвинителя, применил другую норму - пункт 3 части 1 статьи 72 УПК РФ, удовлетворив отвод на том основании, что на предварительном следствии адвокат Анисимов А.К. представлял интересы дочери подсудимого С. при её допросе в качестве свидетеля. Поэтому, по мнению председательствующего судьи, в судебном разбирательстве могут возникнуть противоречия в интересах подсудимого С. и его дочери.

При этом из материалов уголовного дела объективно не следовало, что интересы дочери подсудимого каким-либо образом противоречили или могли противоречить интересам самого подсудимого С. Было очевидно, что отвод адвокату Анисимову А.К. заявлен, по крайней мере, преждевременно, и удовлетворён председательствующим судьёй без достаточных на то правовых оснований.

В дальнейшем, в ходе судебного разбирательства такие противоречия так и не возникли. 

Отбор коллегии присяжных заседателей

При рассмотрении уголовного дела с участием коллегии присяжных заседателей, подсудимый имеет право участвовать в отборе коллегии присяжных заседателей, и право высказать мнение по ходатайствам кандидатов в присяжные заседатели о невозможности участия в судебном разбирательстве.

Подсудимый имеет право задать каждому из оставшихся кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по его мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела.

Поэтому председательствующий судья обязан выяснить у подсудимого, желает ли он воспользоваться указанными правами или делегирует их реализацию защитнику (защитникам). При этом председательствующий разъясняет подсудимому (если он находится под стражей) определённые технические трудности самостоятельного участия в отборе коллегии присяжных заседателей.

Так, по вышеуказанному уголовному делу в отношении С. председательствующий судья выяснял лишь у потерпевших вопрос о делегировании полномочий их представителю - адвокату И., посчитав по умолчанию, что подсудимый делегировал эти полномочия защитнику.

Стадия вступительных заявлений

Это важнейшая стадия судебного разбирательства, наступает, когда отобранная коллегия присяжных заседателей приняла присягу.

Во-первых, во вступительном заявлении защитник закладывает тезисы заключительной речи на стадии прений.

Во-вторых, именно при произнесении вступительного заявления или после его завершения может начаться прессинг на защитника со стороны председательствующего судьи (иногда с подачи государственного обвинителя).

Так, во вступительном заявлении мною была высказана следующая позиция по предъявленному С. обвинению в отношении мотива, инкриминируемого С. деяния:

«Действительно, за час до убийства покойный П. избил С. и его брата. И, по мнению стороны обвинения это и есть мотив убийства, а по мнению защиты, этот мотив, равно как и версия обвинения равносильны просьбе, поверить на слово».

После последней фразы, государственный обвинитель вскочил с места и заявил, что я его оскорбляю. Председательствующий судья остановил меня и указал коллегии присяжных заседателей, что защитник во вступительном заявлении оскорбил государственного обвинителя. При этом председательствующий судья не пояснил ни мне, ни присяжным заседателям, в чём заключается оскорбление.

Далее, продолжая своё вступительное заявление я обратился к присяжным заседателям со следующими словами:

«Защитники в силу Закона обязаны защищать. Смысл защиты состоит в том, чтобы невиновный человек был оправдан, а виновный осужден к справедливому наказанию и только за то, что он в действительности совершил.

После того, как я закончил своё вступительное заявление, председательствующий судья прокомментировал вышеуказанные фразы присяжным заседателям следующим образом:

адвокат Нагорный неправильно понимает смысл защиты; защитник должен защищать подзащитного всеми дозволенными законом способами, чтобы его позиция не расходилась с позицией подзащитного ...».

Оставляю это разъяснение председательствующего судьи без комментария.

Судебное следствие

Судебное следствие с участием коллегии присяжных заседателей имеет свои существенные процессуальные особенности, которые необходимо иметь в виду при подготовке защиты.

Прежде всего, надо быть готовыми к тому, что председательствующий судья при рассмотрении тех или иных ходатайств защиты, например, о признании доказательств недопустимыми, заявлений государственного обвинителя о снятии того или иного вопроса свидетелю, потерпевшему будет поддерживать позицию стороны обвинения.

Анализ материалов уголовного дела, позволяет достаточно точно определить каких свидетелей сторона обвинения представит для допроса и какие письменные доказательства будет оглашать коллегии присяжных заседателей.

Поскольку присяжные заседатели являются судьями факта, то председательствующий судья снимает вопросы, которые не имеют отношения к фактическим обстоятельствам совершения инкриминируемого деяния или вопросы так или иначе характеризующие личность подсудимого (части 7, 8 статьи 335 УПК РФ). Более того, судебная практика «расширила» запрет на вопросы, характеризующие личность, теперь это касается и потерпевшего, и свидетеля. Поэтому необходимо аккуратно формулировать вопросы свидетелю обвинения и потерпевшему.

По уголовному делу Л. на предварительном следствии был допрошен свидетель Б., отбывающий пожизненный срок лишения свободы, который дал показания против Л.

Личность доставленного в судебное заседание в наручниках и кандалах на ногах свидетеля обвинения Б. устанавливалась председательствующим судьёй в отсутствие присяжных заседателей, но уводили его из зала судебных заседаний на виду у присяжных заседателей.

При опросе председательствующим судьёй, Б. заявил, что он по договорённости с неким должностным лицом из правоохранительных органов оговорил Л. После такого заявления председательствующий судья предъявил Б. протокол очной ставки с Л. и протокол допроса Б. На что Б. пояснил, что его показания в качестве свидетеля были подготовлены следователем, он их не читал и полагает, что в одном из протоколов подпись не его.

Ходатайство защиты о признании протокола допроса Б. на предварительном следствии и протокола очной ставки между Л. и Б. недопустимыми доказательствами, после бурного обсуждения, было отклонено председательствующим судьёй.

Кроме того, перед допросом Б. с участием присяжных заседателей председательствующий судья предупредил Б., что он не может говорить ни о каких договорённостях с должностным лицом правоохранительных органов и обстоятельствах его допроса, а также жёстко предупредил защитников, что вопросы, так или иначе (словом или фразой) компрометирующие протокол допроса Б. и протокол очной ставки между Л. и Б, будут сняты с занесением в протокол судебного заседания замечания защитнику (защитникам).

Государственный обвинитель задала Б. пару вопросов, а затем огласила присяжным заседателям показания Б. на предварительном следствии и его показания на очной ставке с Л., после чего председательствующий судья предоставил стороне защиты право задать вопросы Б.

Вопрос к Б. был озвучен мною в следующей редакции:

- Вы подтверждаете Ваши показания, оглашённые государственным обвинителем?

- Нет.

Замечаний со стороны председательствующего судьи не последовало.

Другим важным аспектом судебного следствия с участием присяжных заседателей является определение в письменных доказательствах стороны обвинения фрагментов, свидетельствующие в пользу подсудимого, например, в протоколе допроса свидетеля на предварительном следствии, в заключениях судебных экспертиз или протоколе осмотра места происшествия.

Например, по делу Л. мы оглашали коллегии присяжных заседателей один из протоколов осмотра места происшествия в полном объёме (сторона обвинения оглашала его частично); один из выводов заключения судебной баллистической экспертизы, не оглашённый стороной обвинения.

Иными словами, оглашать необходимо те доказательства, фрагменты доказательств, которые, во-первых, свидетельствуют в пользу подсудимого. Во-вторых, которыми защита будет оперировать в прениях.

Прения

Во-первых, прения следует готовить по ходу судебного следствия, когда показания свидетеля (свидетелей) и в целом то или иное судебное заседание свежо в памяти.

Во-вторых, следует быть готовыми к тому, что председательствующий судья может останавливать защитника, делать ему замечания. Поэтому надо иметь перед собой печатный текст прений и следовать ему, невзирая на вмешательство председательствующего судьи. Цель: донести до присяжных заседателей обстоятельства и факты, свидетельствующие в пользу подсудимого, показать несостоятельность и/или предположительность выводов стороны обвинения, если таковая имеется.

Такой подход защиты к выступлению в суде вполне оправдан, поскольку сторона обвинения имеет безусловные преимущества, которыми активно пользуется.  

Выступая в судебных прениях, защитник вправе высказать своё мнение по всем исследованным доказательствам, в том числе и тем, в отношении которых судом принималось решение об отказе в признании их недопустимыми. Более того, это является обязанностью защитника в силу ч. 1 ст. 248 УПК РФ.

К сожалению далеко не все председательствующие судьи на практике руководствуются принципом состязательности сторон в полной мере и позволяют стороне защиты в прениях изложить свою точку зрения коллегии присяжных заседателей по всем исследованным доказательствам.


Так, в судебных прениях по делу С. в обоснование позиции защиты я сослался на представленные присяжным заседателям выводы Заключения эксперта баллистика, согласно которым:

«Представленные на экспертизу патроны, изъятые 15.02.2020 года в ходе обыска в доме по адресу: Тверская область, г. Кимры, ул. ..., д. ..., являются охотничьими патронами 16 калибра - боеприпасами к охотничьему огнестрельному оружию 16 калибра различных моделей, например, МР-43».

Поскольку у С. было изъято ружьё модели ИЖ-58М, а не МР-43, я в прениях хотел продемонстрировать присяжным заседателям лист бумаги формата А4, на котором 72-м шрифтом напечатал буквенно-цифровые обозначения: МР-43 и ИЖ-58М, чтобы наглядно показать разницу в буквенно-цифровом обозначении этих моделей оружия.

Однако председательствующий судья запретил демонстрировать присяжным заседателям этот лист бумаги и сделал мне предупреждение.

Далее, оценивая представленные государственным обвинителем выводы Заключения судебной экспертизы следов продуктов выстрела, я процитировал присяжным заседателям абзац из этого Заключения:

«В совокупности перечисленные выше признаки дают право утверждать о производстве выстрела из каждого ствола представленного двуствольного ружья после их последней чистки.

И продолжил свою речь:

… но, когда была последняя чистка ружья, ни указанным экспертным заключением, ни другими экспертными заключениями не установлено. Но самое главное, экспертным заключением не установлено сколько времени прошло с последнего выстрела. А ведь этот вопрос не только сам собою напрашивается, он по обстоятельствам дела является важнейшим. Но этот вопрос перед экспертами вообще не ставился ...».

На последней фразе председательствующий судья меня остановил и запретил давать оценку заключению баллистической экспертизы в вышеуказанной части.

В ходе выступления в прениях председательствующий судья останавливал меня около десяти раз, не давая возможности изложить своё мнение по исследованным доказательствам дабы присяжные заседатели не принимали во внимание мнение защиты при оценке важных доказательств, представленных стороной обвинения.

Соответственно, коллегия присяжных заседателей единодушно признала С. виновным в совершении убийства П. и Б. Приговором Тверского областного суда от 29.12.2020г. С. был осужден по п.п. «а» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 16 лет (Тверской областной суд, Дело № 2-26/2020, судья Нехаев В.В.).

Апелляционная и кассационная инстанции мои доводы о нарушении председательствующим требований УПК РФ отклонили и приговор оставили без изменения.

PS. На момент публикации настоящей статьи С. воюет в составе Вооружённых Сил Российской Федерации.


В прениях по уголовному делу Л. мы спланировали выступления защиты следующим образом: с основными доводами выступаю я, после моего выступления адвокат Анисимов А.К. выступает с дополнением.

Наши выступления были построены на критическом разборе предъявленных стороной обвинения доказательств. Опять-таки, нами было обращено внимание присяжных заседателей на отдельные фрагменты судебных экспертиз и протокола осмотра места происшествия, и других процессуальных документов, представленных стороной обвинения в качестве доказательств по делу, а также показаний свидетелей обвинения. Председательствующий судья ни разу не остановил ни меня, ни адвоката Анисимова А.К.

Коллегия присяжных заседателей единодушно признала Л. невиновным в организации покушения на убийство П., а также в незаконном приобретении, перевозке и хранении оружия. Приговором Тимирязевского районного суда г. Москвы от 23.11.2022г. Л. был оправдан по предъявленному ему обвинению по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п.п. «ж», «з» ч. 2 статьи 105, ч. 2 ст. 222 УК РФ (Тимирязевский районный суд г. Москвы, Дело № 1-658/2022, судья Рысенков Д.А.).

На приговор суда государственные обвинители принесли апелляционное представление. Судебная коллегия Московского городского суда апелляционным определением от 24 апреля 2023 года приговор, постановленный с участием присяжных заседателей отменила и направила дело на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.

Судебная коллегия, согласившись с доводами государственных обвинителей, в апелляционном определении указала:

«... стороной защиты и подсудимым допускались нарушения требований ст. ст. 252, 335 УПК РФ. До сведения присяжных заседателей стороной защиты доводилась информация, не относящаяся к обстоятельствам дела и не подлежащая исследованию с участием присяжных заседателей, а также информация, отрицательно характеризующая правоохранительные органы, сведения о личности потерпевшего П., его отношение к криминальному миру, тем самым сторона защиты, воздействуя на присяжных заседателей, формировала у них негативное отношение к потерпевшему и к правоохранительным органам в целом.
... При выступлении в прениях сторон адвокат Нагорный Е.А. также неоднократно выходил за пределы вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, продолжая акцентировать внимание на длительности расследования уголовного дела, непризнании при жизни П. потерпевшим, отметил, что покойный «П. в миру - «...», был криминальным авторитетом, то есть человеком, уважаемым в блатном мире. Ш. при его допросе сказал, что П. «крышевал» «...» рынок».

Замечу, относится или не относится та или иная информация к обстоятельствам дела - это вопрос оценки, поэтому председательствующий судья в случае сомнения просит защитника пояснить, каким образом информация, которую на заданный вопрос будет сообщать свидетель или потерпевший, относится к обстоятельствам дела.

По делу Л. председательствующий судья не снял вопрос, заданный защитой свидетелю Ш. о потерпевшем, поскольку свидетель сам сказал о роде занятий потерпевшего, отвечая на вопрос именно государственного обвинителя, а я только уточнил у Ш. сведения, сообщённые им:

«Являлся ли П. и человек по прозвищу «...» одним лицом?».

Если государственный обвинитель в качестве доказательства огласила присяжным заседателям протокол допроса П. из которого следовало, что 20 лет назад он с тремя пулевыми ранениями был допрошен в качестве свидетеля и таковым остался, то защитник обязан дать оценку этому исследованному доказательству.

Надо понимать, что количество оправдательных приговоров, постановленных с участием присяжных заседателей и вступивших в законную силу, в отечественном уголовном судопроизводстве весьма незначительно. Лукавая статистика здесь от года к году варьируется. Постоянным остаётся стремление государственных обвинителей, как правило, поддерживаемое вышестоящими судами, опорочить каждый оправдательный приговор, манипулируя толкованием норм УПК РФ при оценке суждений стороны защиты в ходе судебного разбирательства.

В связи с такой практикой, по тому или иному уголовному делу, рассмотренному с участием коллегии присяжных заседателей, зачастую выносится не один оправдательный приговор. Поэтому к отмене оправдательного приговора надо относится спокойно.

И мы начали всё сначала в ином составе коллегии присяжных заседателей и председательствующего судьи ...

P.S.

Вновь отобранная коллегия присяжных заседателей вердиктом от 03.10.2023 года установила непричастность Л. к инкриминируемому ему преступлению и 10.10.2023 года Тимирязевский районный суд г. Москвы в отношении Л. повторно постановил оправдательный приговор (Дело № 1-400/23 Федеральный судья Соловьёва Г.В.).

 

Адвокат Нагорный Е.А.
июнь, октябрь 2023 год.

 

По вопросам полной или частичной публикации материалов статьи обращайтесь к автору. В случае использования отдельных цитат или ссылок на информацию статьи, обязательным требованием является указание автора, названия статьи и ссылки на первоисточник в виде advokat-nagorny.ru