Сайт адвоката Евгения Нагорного

Обстоятельства не случаются. Обстоятельства создаются чтобы случиться. Джон Ф. Кеннеди

advokat-nagorny.ru

Защита участника организованного преступного сообщества

Настоящая статья отличается от всех моих публикаций прежде всего тем, что я пишу её по ходу осуществления защиты одного из подсудимых по резонансному уголовному делу № 2-43/2021 в отношении организованного преступного сообщества «Таганские» (далее ОПГ - организованная преступная группа; ОПС - организованное преступное сообщество), рассматриваемому в настоящее время по первой инстанции в Московском городском суде (председательствующий Федеральный судья Суворов А.А.), а не как обычно по итоговому процессуальному решению по тому или иному уголовному делу. Поэтому по мере судебного разбирательства настоящая статья будет дополняться юридически значимыми обстоятельствами, с точки зрения защиты.


преступное сообщество защита

Материал подготовлен по уголовному делу № 2-43/2021 в отношении ОПС «Таганские».

И ещё. На момент публикации начала настоящей статьи на моём сайте (advokat-nagorny.ru), в интернет изданиях появились публикации об этом уголовном деле (например, «Коммерсантъ» от 18 июня 2021 года «Ветераны Таганки хотят присяжных»). Некоторые представленные там фактические обстоятельства, мягко говоря, не соответствуют действительности. Поэтому полагаю назрела необходимость прояснить отдельные материально-правовые и процессуальные факторы не только по этому делу (в рамках критериев допустимости), но и обозначить опорные пункты защиты по аналогичным составам инкриминируемых преступлений, исходя из реалий российского уголовного судопроизводства.

Уголовный закон об ОПГ (ОПС)

Статья 35 Уголовного кодекса РФ. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией).

Часть третья. Преступление признаётся совершённым организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Часть четвёртая. Преступление признаётся совершённым преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. 

Согласно части 5 статьи 35 УК РФ участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 УК РФ, а также за преступления, в подготовке которых они участвовали.

О некоторых особенностях предварительного расследования

Очевидно, что судебное разбирательство по уголовным делам в отношении участников ОПГ (ОПС) имеет свои особенности, которые необходимо учитывать при определении тактики защиты как в период предварительного расследования уголовного дела, так и в ходе судебного следствия.

Во-первых, надо учитывать профессиональный уровень следователей органа предварительного расследования и органа оперативного сопровождения предварительного расследования, что однозначно имеет значение для защиты, и донести этот нюанс до подзащитного. На местах профессиональный уровень следователей, как известно, оставляет желать лучшего ...

По данному уголовному делу предварительное расследование проводит Следственное управление Главного управления по расследованию особо важных дел Следственного комитета Российской Федерации (уголовное дело № 2-43/2021 выделено из основного уголовного дела), оперативное сопровождение осуществляет одно из Управлений ФСБ Российской Федерации. Полагаю комментарий не требуется.

Во-вторых, эпизоды инкриминируемых обвиняемым деяний по данной категории уголовных дел, как правило, имели место в  прошлом, поэтому восстановить детально хронологию действий обвиняемого причастного по версии обвинения к тем или иным событиям прошлого бывает не просто. Поэтому обвинение стремится представить фактические обстоятельства сообразно своей карательной функции, а защита – сообразно целям и задачам, определённым в уголовно-процессуальном законе и Федеральном законе «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации».

Вместе с тем, поскольку в любом судопроизводстве, а тем более уголовном, верное знание о фрагментах действительности, имеющих правовое значение, именуется судебной истиной, то целью судебного разбирательства есть установление не только действительных событий, участниками которых были обвиняемые, но и их конкретное участие в подготовке и совершении тех или иных преступлений. Соответственно, одним из опорных пунктов защиты здесь является необходимость точного установления этих значимых с правовой точки зрения фактических обстоятельств, имевших место в том прошлом, иногда весьма далёком.

Материалы предварительного расследования должны свидетельствовать о действительных поступках, связях, сопутствующих факторах, взаимоотношениях участников ОПГ (ОПС) в ходе осуществления преступной деятельности. Между тем, уже в первоначальных постановлениях о предъявлении обвинения, ходатайствах об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или продлении содержания под стражей орган предварительного расследования может нагнетать уголовно-процессуальную ситуацию по делу. То есть, приводить надуманные, иллюзорные доводы, виновности того или иного обвиняемого в совершения преступлений в составе ОПГ (ОПС), не ссылаясь на диспозиции части 3 или 4 статьи 35 УК РФ. Поэтому защите, в любом случае, необходимо уже на стадии разрешения ходатайств по мере пресечения аргументировано возражать на такие доводы стороны обвинения.

Например, если из представленных для избрания меры пресечения материалов, очевидно, что обвиняемому вменяется участие в ОПГ (ОПС) и совершение преступлений в составе ОПС, и он не является ни исполнителем (соисполнителем), ни подстрекателем, ни пособником (статьи 32 и 33 УК РФ), то основания заключения его под стражу должны быть приведены обвинением исходя из диспозиции части 4 статьи 35 УК РФ.

Так, по данному уголовному делу Басманный районный суд г. Москвы одним постановлением от 06 февраля 2020 года удовлетворил пять ходатайств старшего следователя по особо важным делам при Председателе Следственного комитета РФ Тутевича Н.В. о продлении срока содержания под стражей пяти обвиняемым (материалы №№ 3/2-126, 127, 128, 129, 130/2020, Федеральный судья Николаева Е.С.).

Из представленных материалов ходатайств следовало, что все пятеро обвиняемых, по версии следствия являлись участниками ОПС «Таганские».

Возражая против продления срока содержания под стражей обвиняемому Л., я заявил суду, что следователем не представлено никаких доказательств о причастности моего подзащитного к инкриминируемым ему деяниям, предусмотренных п.п. «а», «ж» части 2 статьи 105 УК РФ. Соответственно, не приведены достаточные доказательства и его участия в ОПС. Поэтому ходатайство о продлении Л. срока содержания под стражей надлежащим образом не обосновано и не подлежит удовлетворению.

- А ему 210-ю статью никто и не вменяет, - парировала мои доводы судья.

- Согласен. Однако  суд рассматривает одновременно в одном заседании пять ходатайств о продлении срока содержания под стражей пяти обвиняемым по одному уголовному делу, где сторона обвинения приводит доводы об их участии в ОПС. В таком случае, в отсутствие доказательств непосредственного участия Л. в инкриминируемых убийствах, ходатайство должно быть обосновано положениями статьи 35 УК РФ, чего в представленных материалах тоже нет …

Согласно постановления о предъявлении обвинения Л. по данному уголовному делу, он обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 290, частью 2 статьи 210, пунктов «а», «в», «д», «ж», «з» части 2 статьи 105, пункта «а» части 3 статьи 126, пунктов «а», «б» части 3 статьи 163, пунктов «а», «б» части 3 статьи 161, пункта «а» части 4 статьи 158, части 3 статьи 222, части 3 статьи 222.1, части 3 статьи 223, части 3 статьи 223.1 УК РФ.

В ходе предварительного следствия, следователем органа предварительного расследования нам было предложено заявить ходатайство о прекращении уголовного преследования по пунктам «а», «б» части 3 статьи 163, пунктам «а», «б» части 3 статьи 161, пункту «а» части 4 статьи 158 УК РФ по основанию истечения срока уголовного преследования. Поскольку по нашему мнению заявление такого ходатайства косвенно означало признание вины, то мы отказались заявлять такое ходатайство.

Напротив, один из защитников обвиняемого Щ. посчитал, что прекращение уголовного преследования по указанным статьям уменьшит объём обвинения, что по его мнению будет иметь значение при вынесение вердикта присяжными заседателями, и заявил такое ходатайство, которое предсказуемо было отклонено следственным органом, но осталось в уголовном деле.

Особенности доказывания

В уголовном процессе любое значимое обстоятельство (факт) входит в предмет доказывания по делу и это обстоятельство (факт) должно быть познано и надлежащим образом удостоверено органами предварительного следствия и представлено суду в предусмотренном законом порядке. Исходя из этого в уголовных делах о преступлениях, совершённых членами ОПГ (ОПС) подлежит доказыванию:

  1. Факт участия обвиняемого в ОПГ (ОПС), то есть, когда (год, число, месяц), обвиняемый стал участником ОПГ (ОПС) и при каких обстоятельствах это случилось.
  2. Когда, каким образом, и в какой форме были распределены функции между участниками ОПГ (ОПС), в частности, функции того или иного обвиняемого.
  3. Причастность обвиняемого (степень его причастности) к инкриминируемым участникам ОПГ (ОПС) преступлениям.

Доказывание в уголовном процессе - это деятельность оперативных работников, следователей по отысканию носителей информации, собиранию сведений о фактах, их процессуальному закреплению, проверке и оценке. На практике, достаточно часто материалы уголовного дела в отношении преступлений совершённых участниками ОПГ (ОПС) содержат материалы из ранее возбужденных, но приостановленных производством или не приостановленных уголовных дел, по которым было проведено ряд следственных действий (допросов, экспертиз и т.д.), поскольку, как уже было отмечено выше, эпизоды инкриминируемых обвиняемым деяний, совершённых в составе ОПГ (ОПС), имели место в прошлом, иногда в далёком прошлом. Соответственно, в период расследования первоначальных уголовных дел никаких доказательств о причастности кого-то из обвиняемых по уголовному делу в отношении ОПГ (ОПС) к указанным преступлениям добыто не было.

Поэтому после соединения ранее возбужденных уголовных дел по конкретным преступлениям в одно производство в отношении ОПГ (ОПС), единственными доказательствами участия того или иного обвиняемого в ОПГ (ОПС), особенно если обвиняемый находился на нижней ступени в иерархии ОПГ или ОПС («младшие»), могут оказаться лишь показания двух, трёх участников ОПГ (ОПС), которые дали признательные показания и согласились сотрудничать со следствием в обмен на получение статуса свидетеля и не быть заключёнными под стражу. К показаниям таких «свидетелей» защите можно, конечно, относится критически, но не более того, поскольку суд, а тем более, присяжные заседатели, наверняка, на фоне  представленной обвинением картины бандитизма, трупов и слёз потерпевших, примут  эти показания «свидетелей», как правдивые и достоверные.

Не исключено, что кто-то из обвиняемых, по совету защиты (иногда с подачи органа оперативного сопровождения), заключает досудебное соглашение в надежде получить минимальное наказание. Соответственно, вступивший в законную силу приговор в отношении него рассматривается по делу в отношении остальных участников ОПГ (ОПС) по правилам преюдиции,  (об этом будет сказано ниже).

Так, по уголовному делу в отношении ОПС «Таганские», досудебное соглашение на стадии завершения предварительного расследования было заключено обвиняемым М. В отношении него уголовное дело было выделено в отдельное производство, рассмотрено судом и он, к немалому своему удивлению, был осужден к 14 годам лишения свободы.

К позиции защиты

Количество защитников участвующих в таких уголовных делах превосходит количество обвиняемых, у кого-то из обвиняемых один защитник, а у кого-то два и более. Если позиция защитников консолидированная это плюс, но далеко не всегда так бывает, и это большой минус.

До ознакомления с материалами уголовного дела, большинство обвиняемых и их защитников стоят на позиции ничего не признавать. После ознакомления с материалами уголовного дела у кого-то позиция может поменяться (например, как в выше приведённой ситуации с обвиняемым М.), но большинство остаётся на прежней позиции. При этом единого мнения даже у защитников одного обвиняемого может не быть, а не то, что консолидированной позиции между защитниками всех обвиняемых.

В связи с этим вопрос, что делать в такой ситуации? Вернёмся к этому вопросу ниже.

Отбор коллегии присяжных заседателей по уголовному делу в отношении участников ОПГ (ОПС)

А теперь, поскольку большинство обвиняемых после ознакомления с материалами уголовного дела заявили о том, чтобы уголовное дело рассматривалось коллегией присяжных заседателей остановимся на этой стадии уголовного судопроизводства, поскольку, и прежде всего, процесс отбора коллегии присяжных заседателей по уголовному делу в отношении участников ОПГ (ОПС) имеет свои существенные особенности.

Тактика защиты в суде с участием присяжных заседателей достаточно детально и широко описана во множестве статей моих коллег, которые можно найти как в Интернете, так и в печатных изданиях.

В Уголовно - процессуальном кодексе РФ производству по уголовным делам с участием присяжных заседателей посвящены нормы Главы 42. Кроме того, имеется постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2005 года № 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство с участием присяжных заседателей».

Безусловно, в суде с участием присяжных заседателей сторона защиты имеет больше возможностей добиться правосудного судебного акта нежели, когда дело рассматривается судьёй единолично. Вместе с тем, не стоит идеализировать отечественное судопроизводство с участием присяжных заседателей хотя бы по той причине, что между строк статей Главы 42 УПК РФ и указаний Верховного Суда РФ маячит дискреционное право председательствующего судьи направлять уголовный процесс в нужное ему русло, по своему усмотрению истолковывая принципы состязательности и равноправия сторон перед судом, что на практике нередко и происходит.

Например, в дореволюционном российском уголовном процессе (имеется в виду до Революции 1917 года) защитник в производстве с участием присяжных заседателей имел больше возможностей в состязательности с государственным обвинителем, чем сегодня. В этом можно убедиться не только из специализированных юридических изданий того времени, но и из речей мэтров российской адвокатуры.

 

 

Адвокат Нагорный Е.А.
август 2021 года
(продолжение следует).

По вопросам полной или частичной публикации материалов статьи обращайтесь к автору. В случае использования отдельных цитат или ссылок на информацию статьи, обязательным требованием является указание автора, названия статьи и ссылки на первоисточник в виде advokat-nagorny.ru